С 1 июля  2017  в России повышается минимальный размер оплаты труда, который теперь составляет 7,8 тыс. рублей.

Комментирует секретарь ФНПР Олег Соколов:

Рост минимального размера оплаты, который является конституционной гарантией по вознаграждению за труд, повышает платежеспособный спрос населения, приводит к увеличению страховых взносов во внебюджетные социальные фонды,  сокращает «серый» сектор экономики. И то, что размер общефедерального МРОТ подрос – это хорошо. Но увеличился  он всего лишь на  300 рублей, и его соотношение  к прожиточному минимуму составляет сегодня лишь  73 процента,   что  противоречит не только трудовому законодательству (согласно Трудовому Кодексу МРОТ устанавливается не ниже прожиточного минимума), но и здравому смыслу.  Ведь ситуация, когда этот показатель ниже величины прожиточного минимума – нонсенс для рыночной экономики. 

В Федерацию Независимых Профсоюзов России обращаются ветераны, члены профсоюзов, сообщая о телефонных звонках с предложением высоких премиальных выплат от профсоюзов, но с предварительным перечислением 1 процента от предлагаемой суммы на определенный счет.  При этом аферисты  представляются работниками «Всероссийской организации профсоюзов», ФНПР и  делают ссылки на СНИЛС человека,  другие персональные данные.

Вопрос: В связи с увеличением объема работ в летнее время организации нужны работники для оказания услуг  по  ремонту  здания. Правомерно ли будет, если организация заключит гражданско-правовые договоры (оказания услуг или подряда) со своими изъявившими желание работниками, с которыми уже заключены трудовые договоры? Не будет ли это являться нарушением трудового законодательства?

Федеральным  законом   РФ  № 139-ФЗ  от  1 июля  2017 г.  внесены  изменения  в статьи  63, 92, 94  ТК РФ  в  части  заключения  трудового  договора  с  лицами, получившие  общее  среднее  образование и достигшие  возраста  15  лет  и  продолжительности  рабочего  дня.

Уточнена продолжительность рабочего времени для 14-летних граждан, работающих в период летних каникул. 

ВОПРОС:     За  счет  средств  работодателя  я  год  обучался   для  работы  на  новом  оборудовании. Он  ежемесячно  платил  мне  стипендию, оплачивал  проживание  в  другом  городе. По окончанию  учебы  по  семейным  обстоятельствам  вынужден  уехать  в  другое  место.  Обязан  ли  я  компенсировать  затраты  на  обучение?